<<< назад

 

 

Родилась я в Казани. Закончила историко-филологический факультет Казанского университета. Работаю учителем. Еще в школьные годы начала писать стихи и посещать литературный кружок при ДК имени Саид-Галиева, который вели известные казанские писатели Геннадий Паушкин и Михаил Скороходов. Посещала театральную студию, которой руководил Виктор Зорин. Совместно с Ниной Козаевой (певицей, бардом, дипломантом нескольких музыкальных конкурсов) проводим литературно-музыкальные вечера. Закончила художественную школу при КИСИ.

С 1999 года – активный член литературного объединения при Галерее художника Константина Васильева, которым  долгое время руководил поэт, лауреат Литературной премии имени А.М.Горького Виль Салахович Мустафин.

Посещаю литературную студию имени Марка Зарецкого при музее А.М.Горького. Пробую себя в переводах с татарского и французского языков. Печаталась в журналах «Идель», «Казань», «День и ночь» (Красноярск), «Русское литературное эхо» (Израиль), в коллективных сборниках стихов «Галерея» (Казань), «Золотая строфа-2009» (Москва).

Автор двух поэтических сборников: «Бессонница» (2004), «У зеркала» (2006).

Обладатель «Гран-при» III Международного конкурса русскоязычной поэзии в Израиле (2009).

 

 

СТИХИ ИЗ КНИГИ «БЕССОННИЦА»

                                       

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Из московской осени в Казань,

Нашу белоснежную столицу,

Я въезжаю, как на колеснице,

В тихую заутреннюю рань.

 

Белый Кремль встречает на горе.

Как сторожевые, минареты

Охраняют сон картины этой,

Полумесяцем встречая на заре.

 

Будто бы сама Сююмбике,

Гордая казанская царица,

Чуть позволила той башне накрениться

К путникам, несущим мир в руке.

 

Наконец-то дома я опять!

Даже снег здесь кажется белее.

От него и вся земля светлее.

Отдохну и в лес пойду гулять.

 

У меня в лесу – свои места.

Ждёт меня всегда моя поляна.

Белой-белой я её застану

Этим утром тоже неспроста.

 

Из московской осени в Казань,

Белую, заснеженную, еду

По давно проложенному следу,

Растворяя утреннюю рань…

 

 

ДОЧЕРИ ДИНЕ

 

Скорый поезд вильнул на прощание

Своим длинным зелёным хвостом.

Торопливые обещания,

Позабывшиеся потом.

Ты в столичной толпе затерялась бы,

Только скрипки футляр за спиной,

Как знакомый предмет, как маяк судьбы,

Сквозь года узнаваемый мной.

Скрипачей провожаю улыбкою,

Лёгкий шарф на груди теребя.

Почему-то девчонки со скрипками

Так похожи порой на тебя…

 

 

ДОРОГА

 

Выбираю дорогу дальнюю,

Ту, что к дому ведёт не спеша,

Заповедную, исповедальную,

Где сливается с небом душа,

Где в пургу воют ветры бездомные,

А весною поют соловьи,

Где закатное солнце огромное

Летом тянет ладони свои

К одинокой, уставшей путнице,

Завлекая своим лучом

Ту монашку и ту распутницу,

Не жалевшую ни о чём…

 

 

ТОПОЛИНАЯ  МЕТЕЛЬ

 

Я тебе давно не писала.

Так давай начнём всё сначала.

Так давай опять о хорошем.

Помнишь первую встречу в порошу?

 

Снег сегодня летит, как в тот вечер,

На ресницы мои и на плечи.

Но сегодняшний снег не хрустящий –

Тополиный пух настоящий.

 

Не зима за окошком, а лето

Тополиной метелью согрето.

Вот откуда тепло твоё дышит –

Быть июньским дано тебе свыше!

 

 

 

СТИХИ  ИЗ  КНИГИ  «У  ЗЕРКАЛА»

 

 

ОСЕНЬ

 

Уже макушка леса поседела.

Последняя качается листва…

И до меня той осени нет дела.

А я, не утонувшая едва

В её холодных, сероглазых лужах,

Где дождевая серебрит струя,

Поджав стрекозьи крылышки от стужи,

Иду искать приют у муравья…

 

 

ПРОГУЛКА  (Г.Р.Державину)

 

Расправлю плечи и походкой от бедра

Пройдусь по шумному казанскому Бродвею…

Игриво настроение с утра!

Шучу- шучу! Я так и не умею.

Да и зачем? Прошли мои года,

Когда в короткой юбке щеголяла.

И шпильки были острыми, когда

По самой главной улице гуляла.

Теперь мне сквер Державинский  милей.

(Я так сама назвать его решила)

В тени знакомых липовых аллей

Не раз по скверу тихому кружила,

Где ОН на пьедестальной высоте

Был погружён в свои большие думы

И, подбирая рифму на конце

Своей строки, «высоким штилем» думал…

 

 

БАБОЧКА

 

Летает бабочка в автобусе

И слепо бьётся о стекло.

Но что же всё-таки на «глобусе»

Сюда бедняжку завлекло?

Иль чьё-то платье цвета алого?

Иль чьи-то нежные духи?

А может, бедная, усталая,

В мои торопится стихи?

 

 

 

СТИХИ  ИЗ  СБОРНИКА  «ГАЛЕРЕЯ»

 

                      

ЗАКАТ

 

В лесу темно.

Лишь на верхушках сосен

Стволы ещё

Окрашены закатом.

Чуть холодно,

Хотя – не осень.

И сосны-сфинксы

Смотрят вдаль куда-то –

 

За горизонт,

В сплошную бесконечность,

Не шелохнутся,

Будто бы не дышат,

Как будто их

Притягивает вечность.

И что-то видят там,

И что-то слышат

 

Как будто там,

За розовым закатом,

Открылись им

Десятки измерений.

Плечо Земли

Округла и покато.

Бретелькой скользкой

Ниспадают тени.

 

Последний луч

Прощается и тает,

Доверив соснам

Сторожить планету.

Над миром вечность

Вечная витает

И не даёт

Расслабиться поэту.

 

 

КРЫЛЬЯ  (Марку Шагалу)

 

Парит над Витебском Шагал

И Бэлла – рядом.

Никто и не предполагал,

Что просто надо

Поверить в крылья за

Своей спиною.

Закрыть глаза

И – с далью голубою

Соединиться, слиться,

Раствориться

И наконец-то в птицу

Превратиться,

Парящую над родиной,

Над домом,

Над всем так вроде бы

Знакомо-незнакомым.

И если спины где-то

Наши ноют,

Быть может, крылья это

За спиною

Совсем изнемогают

Без движенья. –

Их тяготит

Земное

Притяженье…

 

 

33  СВЕЧИ

                       Людмиле

 

Ты привезла мне тридцать три свечи

Из тех краёв, от тех заветных стен,

Где сердце так взволнованно стучит

И ничего не требует взамен –

Лишь только благодатного огня,

Сошедшего с заоблачных высот.

Теперь те свечи есть и у меня.

Я их зажгу, когда придёт черёд.

Я буду зажигать их по одной

И медленно за пламенем следить.

И будет тот огонь опять со мной,

И будем мы с ним молча говорить,

О чём не стоит воздух сотрясать,

Пусть это будет только наш секрет,

О чём другим совсем не стоит знать

Ни через год, ни через много лет.

Ты привезла мне тридцать три свечи

Из тех краёв, из тех священных мест,

Где сердце так взволнованно стучит,

Что слышно камню каждому окрест.

 

 

 

ИЗ  НОВЫХ  СТИХОВ

 

 

НОСТАЛЬГИЯ

 

Туда! Туда! Хочу туда,

Где гладь озёр синее неба,

Где быль сплетаются и небыль

И помнит чистая вода

Меня девчонкой босоногой,

Веснушчатой и озорной,

Не знающей, что есть покой

И есть ошибки в жизни строгой.

Там с детством встретиться дано.

Там небо в озеро ныряло.

Переливалась и сверкала

Монетка, падая на дно.

Витали бабочки-мечты

В высоких зарослях рогоза.

И пучеглазые стрекозы

За мной следили с высоты.

Туда! Туда хочу опять,

Где память светлая осталась,

Чтоб ненадолго, пусть на малость,

Но откатилось время вспять…

 

 

ЗАКЛАДКА

 

Лист осенний жёлтой брошкой

Воротник украсил мой.

Пофоршу я с ним немножко,

А потом вернусь домой,

Положу в блокнот – закладкой,

Где стихи мои живут.

Станет листик гладкий-гладкий.

Ты найдёшь его вот тут –

Между чистою страницей

И исчирканным листом.

Был он бабочкой и птицей,

Стал… закладкою потом

 

 

ВВЕРХ  ПО  СПИРАЛИ

 

Живёт человек, живёт и не ведает,

Когда же его призовут небеса.

А там, наверху, жизнью нашей заведуя,

Кто-то возьмёт – разомкнёт полюса.

 

Цепь разорвётся, как ниточка тонкая,

Вверх по спирали спружинит душа,

Чистая-чистая, звонкая-звонкая,

Мир с высоты оглядит не спеша,

 

Будто прощаясь с земными красотами,

С тихою речкою и с васильком,

Будто прощаясь с земными заботами

Вечно о чём-то или о ком.

 

Сколько их в небе меж звёздами мечется,

Душ, отошедших от нашей Земли?

Дружат они там с Большою Медведицей

И провожают рукой корабли.

  

   

ИЕРУСАЛИМУ

 

Прощай, прощай, святой Ерусалим!               

Твои огни остались за спиною.

Как хорошо, что ты в душе со мною!

Хоть памятью, но всё-таки храним.

 

Твой светлый лик меня заворожил –

Блеск куполов и строгость минаретов.

Как удивительно переплелось всё это…

Но удивительней, что сам Христос здесь жил!

 

Вот тут ходил, где я теперь хожу…

Вон там сидел, под ветками оливы…

Их охраняют стены бережливо.

И я на стену руку положу

 

И растворюсь с историей библейской…

И окунусь в такую глубь веков,

Где Иисус водил учеников

По выжженным дорогам галилейским.

 

Где трижды сатана вопрос изрек,

Коварный и опасный искуситель.

И трижды отвергал его Спаситель:

«Не хлебом жив единым человек…»

 

Где нёс Он Крест, и падал, и вставал,

И выше на Голгофу поднимался.

Где след ноги его живой касался

И веру человеку придавал.

 

Где главная молитва «Отче Наш…»,

Как вечный мост над бурною рекою,

Соединила человечество с тобою

И охраняет, словно самый верный страж.

 

Нельзя «приехать» в Иерусалим –

В него «восходят» тихо по ступеням,

И преклоняют перед ним колени,

И голову склоняют перед ним…

 

Священная Земля – Ершалаим…

 

        Иерусалим – Казань  2009г.

 

 

РАКУШКИ

 

Морской прибой мои ласкает ноги,

Шумит волной и просит не спешить. –

Когда ещё сведут сюда дороги,

Которыми приходится кружить?

Выбрасывает под ноги ракушки

На память о заморском декабре,

Чтобы смешные эти погремушки

Воспоминанием потом служили мне

О тёплом крае, где смеётся лето

Весёлою девчонкой круглый год,

Которое не хочет знать, что где-то

От холода, ветров и непогод

Зимою вьюжной греется Россия

У печки, у камина, камелька.

Как в инее леса её красивы!

Как подо льдами прячется река…

И как однажды утром у оконца

Зажмурюсь вдруг от яркого огня –

То сквозь морозное стекло струится солнце,

Пронизывая стрелами меня.

Я рядом положу свои ракушки –

В них лето, солнце, море и прибой,

И озорные рыжие веснушки,

Зачем-то так любимые тобой…

 

                              Ашдод – Казань 2009г.

 

 

* * *

                  Вилю Мустафину      

 

Усади меня в светлой кухне,

Угости ароматным чаем.

Видишь: в окнах уже набухли

Почки клёнов, весну встречая.

Скоро будут трещать сороки,

Обживая сорочьи гнёзда.

Я свернула к тебе с дороги,

Забежала случайно просто.

Просто так, без нужды и дела.

Просто так, без какой-то цели.

Просто видеть тебя хотела

С той далёкой шальной метели,

Когда всё февралём кружило

И гудело в проёмах гулко.

Ворожила метель, ворожила,

Заметая все закоулки.

Но согрела твоя обитель.

Помнишь: пили чай, обжигаясь?

И смотрел со стены Спаситель,

Уголками губ улыбаясь.

                                    

                                 июль 2009 г.

 

 

ТЕЛЕФОН                                                              

                            Памяти Виля Мустафина

 

Ещё не стёрт твой номер в телефоне –

Нет-нет, да и мелькнёт среди имён,

Где ты живёшь – как  все на общем фоне,

Но просто разомкнулась связь времён.

Как будто ты ещё на Валааме

Блуждаешь средь заброшенных скитов.

Вот душу отведёшь и снова с нами

Ты спорить и беседовать готов.

И только телефон незримой нитью

Земное и небесное связал.

Всё кажется – услышу по наитью

Вдруг голоса знакомого металл…

 

                            октябрь 2009г.

 

       = в начало =

 

 

ПОРТАЛ ЖУРНАЛА

ПОРТРЕТЫ

ПРЕЗЕНТАЦИИ

  

  

  

  

ВСЕ ПРЕЗЕНТАЦИИ

ПЕСЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО